Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №3/2008

ГАЛЕРЕЯ ИЗВЕСТНЫХ ХИМИКОВ

ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ
ДМИТРИЯ ИВАНОВИЧА
МЕНДЕЛЕЕВА

(к вопросу о личности Д.И.Менделеева,
его человеческой сущности)

Д.И.Менделеев родился 8 февраля 1834 г., будучи последним – 17-м по счету – ребенком. Скончался он 2 февраля 1907 г., т.е. в 2007 г. исполнилось 100 лет со дня его смерти. Данному обстоятельству посвящены различные публикации во многих изданиях. Эта статья воскрешает образ великого химика и гражданина, но мы должны понимать, что личность Д.И.Менделеева неисчерпаема и всегда будет служить примером величия человека, всего себя посвятившего служению науке, Отчизне, прогрессу.

Что мы знаем о Менделееве, кроме того, что им открыт периодический закон и создана периодическая система химических элементов? Каким был в жизни Дмитрий Иванович? По воспоминаниям современников, трудам, письмам, документам Менделеев предстает перед нами как целостная, неординарная, интересная личность.

Памятник Д.И.Менделееву на родине великого русского ученого в с. Верхние Аремзяны вблизи г. Тобольска (скульптор Н.Распопов, 2004 г.)
Памятник Д.И.Менделееву на родине великого русского ученого
в с. Верхние Аремзяны вблизи г. Тобольска (скульптор Н.Распопов, 2004 г.)

Менделеев был ученым-энциклопедистом. Все, кто его знал, отмечают многогранность его натуры, многоплановость его деятельности, которая выходила далеко за рамки чистой науки. Л.А.Чугаев (1873–1922), выдающийся русский химик, писал: «Гениальный химик, первоклассный физик, плодотворный исследователь в области гидродинамики, метеорологии, геологии, в различных отделах химической технологии (взрывчатые вещества, нефть, учение о топливе и др.) и других сопредельных с химией и физикой дисциплинах, глубокий знаток химической промышленности и промышленности вообще, особенно русской, оригинальный мыслитель в области учения о народном хозяйстве, государственный ум, которому, к сожалению, не суждено было стать государственным человеком, но который видел и понимал задачи и будущность России лучше представителей нашей официальной власти».

С одной стороны, разносторонность научных интересов, а с другой – глубокое проникновение в любую область исследования. Ученик Менделеева Г.Г.Густавсон (1842–1908) в докладе, прочитанном в декабре 1907 г. на I Менделеевском съезде, отметил: «К какому бы делу он ни прикасался, он всегда оставлял на нем глубокие и поучительные следы».

Д.И.Менделеев работал страстно, вдохновенно, не щадя себя, ибо работа, по его словам, приносила ему «радость и полноту жизни». Он сосредотачивал свои знания и волю на чем-то одном и упорно шел к цели. Образец такого подхода он проиллюстрировал еще в 1861 г., когда создавал учебник «Органическая химия». «Уж стала прискучивать мне эта химия, – писал он в дневнике, – а работать надо крепко и скоро».

С таким же увлечением он взялся за разработку бездымного (пироколлодийного) пороха и взрывчатых веществ. Работал с утра и до вечера, изучая процесс нитрования клетчатки (а это органическая химия, которой он активно не занимался около 30 лет!). С задачей Менделеев справился быстро и блестяще: уже через год (в 1892 г.) пироколлодийный порох был испытан в стрельбах.

М.Н.Младенцев (1872–1941), один из ближайших помощников Дмитрия Ивановича, работавший вначале лаборантом, а затем – секретарем Главной палаты мер и весов, свидетельствует, что интерес к делу заставлял Менделеева работать круглосуточно, забывая о сне; порой он засыпал с пером в руке.

Менделеева часто называли гением, но он этого не любил и, как правило, сердился: «Ну какой же я гений? Трудился всю жизнь, вот и стал гением».

Он любил и уважал физический труд. В первое время, когда ученый приобрел имение в Боблово (Клинский уезд) в 1865 г., ставшее для семьи Д.И.Менделеева дачей, он сам занимался сельскохозяйственными работами.

Привычка трудиться с полной самоотдачей, неутолимая жажда знаний, любовь к науке проявились у него еще в студенческие годы. Был даже случай, когда Менделеев, прикованный к лазаретной койке, готовился к экзамену. Он мог сдавать этот экзамен и осенью, но предпочел и в болезненном состоянии своевременно сдать его – и сдал блестяще.

Мы знаем, что Менделеев был человеком эрудированным, разносторонним, знатоком самых различных областей знаний.

На своих лекциях по неорганической химии, которые всегда собирали полную аудиторию, он часто углублялся в область физики, механики, астрономии, астрофизики, геологии, агрономии, физиологии, техники, истории химии... непременно обобщая факты, подводя слушателей под какие-то философские, мировоззренческие концепции. Любил он при этом и пофантазировать, помечтать на химические или общественно важные темы, отмечая, что «эти отношения к философии и жизни придают нашей науке легкую усвояемость и определяют ее общественное значение». Но он видит и обратную связь: «В настоящее время уже вполне поняли всё значение естественных наук как твердой опоры философских воззрений, как средства для улучшения внешнего быта, без чего не может развиваться образованность». А вот что пишет Менделеев применительно к конкретной науке, с которой была связана вся его жизнь: «Химия уже своим учением о самостоятельности химических элементов, очевидно, занимает серединное положение, оправдывающее тот интерес, который она представляет для философской мысли».

Склонность Менделеева к философскому осмыслению обсуждаемых вопросов прослеживается из следующих слов: «Без определенного философского воззрения на науку… весьма трудно или даже невозможно составить... учебник. В учебнике... чем меньше фактов служит для большого числа последовательных и верных выводов, тем лучше. Вся масса предлагаемых сведений должна связываться немногими ясными идеями; иначе не привыкнет ум учащихся к обобщениям... пропадает в мелочности». Л.А.Чугаев тоже подметил эту черту педагогического творчества Менделеева: «Он умел быть философом в химии, в физике и в других отраслях естествознания, которых ему приходилось касаться, и естествоиспытателем в проблемах философии, политической экономии и социологии. Он умел внести свет науки в задачи чисто практического характера и приблизить к жизни теорию, находя для нее возможность использования и различных приложений».

Менделеев учил глубине мышления и своих учеников: «Химик должен во всем сомневаться, пока не убедится всеми способами в верности своего мнения».

В.Е.Грум-Гржимайло (1864–1928), слушая лекции Менделеева, восхищался его умением формировать у студентов химическое мышление. А лекции Менделеева были всегда глубокие, содержательные, яркие, убедительные, оригинальные, более обстоятельные, чем материал, данный в «Основах химии». Читались они страстно и проникновенно.

Лекции Менделеева президент АН СССР в 1936–1945 гг. В.Л.Комаров (1869–1945) назвал «творческим процессом, ибо на лекциях Менделеев часто просто думал вслух, решая близкие ему научные задачи». Счастливы были те, кому довелось прослушать полный курс теоретической химии в интерпретации и изложении Д.И.Менделеева.

Потребность этого ученого в постоянном поиске, постоянной работе мысли была сопряжена с его стремлением к полной научной самостоятельности, причем самостоятельность он любил во всем и приучал к ней своих лаборантов, студентов, детей. Своему сыну Ивану Дмитриевичу (1883–1936) уже в детстве предоставлял полную самостоятельность, давая возможность обращаться с химическими реактивами, электрической аппаратурой, что заставляло его изучать наблюдаемое по учебникам. Менделеев же только осуществлял общее руководство.

Не любил он втолковывать своим сотрудникам, что и как надо делать: чем объяснять, так проще самому сделать. Он требовал от сотрудников понятливости, самостоятельности и инициативы.

Внешний облик Менделеева в различные периоды его жизни донесли до нас многочисленные фотографии, портреты и скульптуры. Портреты Менделеева писали И.Е.Репин, М.А.Врубель, И.Н.Крамской, Н.А.Ярошенко.

Длинные, ниспадающие до самих плеч серебристо-пушистые волосы, напоминающие львиную гриву, большая борода, высокий лоб, делающие голову Менделеева очень красивой и выразительной, сосредоточенно сдвинутые брови, густые ресницы, проникновенный взгляд синих, чистых и ясных глаз, могучая, широкоплечая, немного сутуловатая рослая фигура придавали внешнему облику Менделеева черты неповторимости, выразительности, сравнимые разве что с мифическими героями далекого прошлого. Менделеева сравнивали с Саваофом (Андрей Белый), Зевсом (жена Анна Ивановна), с микеланджелевским Моисеем (химик В.Я.Яковлев), Гарибальди (итальянский профессор Назини).

Портрет Д.И.Менделеева (художник И.Репин, 1885 г.)
Портрет Д.И.Менделеева
(художник И.Репин, 1885 г.)

Обращал внимание на себя и его голос. Баритон – тембр его голоса, «звучный, приятный, металлический».

Выразительной была и его жестикуляция – внушительная, энергичная.

Речь Менделеева не была гладкой, легкой. Начинал он всегда вяло, тяжело, запинался, делал паузы, подбирая нужные слова; его мысли опережали темп речи, в результате чего шло нагромождение фраз, грамматически не всегда правильных. «Он говорил, точно медведь валит напролом сквозь кустарник», – вспоминал В.Е.Чешихин (1866–1923). Но в его речи всегда была уверенность, убежденность, страсть, строгая аргументация – логикой, фактами, экспериментом, расчетами, плодами аналитической работы. По напору и глубине мысли, по богатству содержания, по способности увлечь и захватить аудиторию (кто-то даже сказал, что на лекциях Менделеева стены потеют), по умению убедить и воодушевить слушателей, сделать их своими единомышленниками, по образности и меткости речи, по умению «вырубить сравнение» можно утверждать, что Менделеев был блестящим, хотя и своеобразным, оратором.

Менделеев и Россия. Эти два слова в сознании современников Менделеева были символами одного и того же.

Россию Дмитрий Иванович любил беспредельно: «Я люблю свою страну, как мать, а свою науку, как дух, который благословляет, освещает и объединяет все народы для блага и мирного развития духовных и материальных богатств».

Узнав, что на английском языке вышло очередное издание «Основ химии», он написал в предисловии к русскому изданию 1906 г.: «...мне стало очевидным, что этою книгою пользуются английские и американские студенты, чего, признаюсь, ожидать никак не смел, и что глубоко тронуло мое русское сердце».

Менделеев верил в будущее России, призывал разрабатывать ее богатства – в научных трудах, исследуя экономику России, в статьях, лекциях. Переживал, что за границей мы закупаем костный клей, соду... т.е. то, что можно производить самим и даже экспортировать. Хорошо зная русскую бюрократическую машину, он предсказывал, что пироколлодийный порох «так или иначе проникнет на Запад, и его ученые проведут этот совершеннейший порох в жизнь, прибавляя новую славу к своим именам, и заставят нас принять то, что делается теперь в самой России». Так оно и случилось.

Дмитрий Иванович приложил много усилий к тому, чтобы отстоять приоритет русской науки в деле открытия периодического закона. «...Широкая приложимость периодического закона, при отсутствии понимания его причины, – писал он, – есть один из указателей того, что он очень нов и глубоко проникает в природу химических явлений, и я, как русский, горжусь тем, что участвовал в его установлении».

Он всячески защищал на различных уровнях власти идею о необходимости индустриализации сельского хозяйства. А как переживал и плакал Менделеев, когда в январе 1904 г. в начавшейся русско-японской войне погибла часть русской эскадры. Не о своем 70-летии думал Дмитрий Иванович, а о судьбе России. «А если англичане выступят и в Кронштадт придут, и я пойду воевать», – приводит его слова Н.Я.Капустина-Губкина (1855–1922) – племянница Менделеева.

В Менделееве сочеталось два заметных начала – доброта и крутой нрав. Вспыльчивость, вспышки возбуждения, граничащего с гневом, признавались всеми, кто его знал. Однако Дмитрий Иванович был отходчивым: покричит-покричит (без зла!), поворчит, наговорит, потом отойдет.

У Менделеева было на этот счет оправдание: «Ругайся себе направо-налево и будешь здоров. Вот Владиславлев не умел ругаться, все держал в себе и скоро помер». Но есть один нюанс, на который обратил внимание его сын Иван: «Я не помню, чтобы он, горячий и часто несдержанный по отношению к взрослым и сильным человек, возвысил когда-нибудь на нас голос, сказал жесткое слово. Он обращался всегда исключительно к нашей разумной и высшей стороне, никогда ничего не требовал и не приказывал, но мы чувствовали, как он был огорчен всякой нашей слабостью – и это действовало сильнее уговоров и приказаний».

Менделеев всегда твердо стоял на своем, проводил свою линию, был последовательным и непреклонным в своих решениях. Он, например, был согласен с адмиралом С.О.Макаровым (1848–1904) на «Ермаке» «прорезать Северный полюс», но только по тому плану, который он предлагает.

Или такой характерный пример. Менделеев решил послать на Всемирную выставку в Париже всех служащих, механика и столяра, но получил отказ. На что Дмитрий Иванович спокойно сказал: «Подам в отставку, уйду. Денег у них не прошу, посылаю за счет сбережений от личного состава. Распоряжаюсь деньгами я». И вот результат: командировали всех! Просто знали решительность и твердую волю Менделеева.

Независимость в суждениях, взглядах проявлялась и в том, что он не признавал рангов, чинов, что иных шокировало, а сановников возмущало. Он как-то сказал: «Я ведь не из этих, нынешних, которые мягко стелют». Это неумение кривить душой проявлялось во всем.

Он терпеть не мог, когда в его присутствии о ком-то говорили дурно или когда кичились своей «белой костью». Однажды один из студентов на экзамене представился так: «Князь В.». Реакция Менделеева была мгновенной: «На букву К я экзаменую завтра».

Добрым советом, ходатайством, материально, он был всегда готов оказать помощь людям (еще раз подчеркнем: Менделеев был человеком влиятельным!). Зачастую инициатива шла прямо от него. А это требовало и времени, и душевного беспокойства, и средств, а то и просто мужества. Его просьбы, как правило, имели успех. Младшим служащим установил обязательную прибавку к жалованью по случаю рождения ребенка, обеспечил их бесплатным помещением (с отоплением и освещением), добился ассигнования на строительство квартир для служащих Главной палаты мер и весов. Он даже пригрозил отставкой, если Государственный совет не утвердит кредиты на строительство квартир для сотрудников.

Интересен факт, связанный с именем В.А.Патрухина (1865–1942), сотрудника Главной палаты мер и весов, который помогал Менделееву, когда тот создавал «Заветные мысли», «Попытки к пониманию мирового эфира», «Проект училища наставников», «К познанию России». По происхождению он был крестьянин, а это не давало ему права поступать на государственную службу. Менделеев выхлопотал ему это право (очень трудное дело!) – он получил чин коллежского регистратора, что давало определенные льготы при выходе на пенсию.

Менделеев был скромным и простым в обращении человеком, не любил никаких церемоний, славы, орденов, наград (а их у него было множество). Ему нравилось общаться с простым народом, особенно с мужиками. Скажет бывало: «Люблю мужицкие умные речи послушать». Не любил, когда его благодарили. Убегал или кричал: «Да перестань... Глупости это все... И что там благодарить. Глупости, глупости!»

Обращение к нему «Ваше высокопревосходительство», что соответствовало чину генерала, не переносил и обрывал на полуслове, допускал только обращение по имени и отчеству. Обычно посетителей об этом предупреждал.

Скромность Менделеева проявлялась во всем. Одевался он очень просто, дома носил широкую суконную куртку, пошитую по его же фасону. Модой не интересовался, доверял своему постоянному портному.

Умеренный в одежде, он был умерен и в еде. Чугаев считает, что благодаря воздержанности в пище и питье он прожил долгую жизнь, хотя имел задатки наследственного туберкулеза. Как свидетельствует его жена Анна Ивановна, обедал он всегда в 6 часов вечера, довольствуясь бульоном, ухой, рыбой. Сам любил придумывать для себя еду: «отварной рис с красным вином, ячневая каша, поджаренные лепешки из риса и геркулеса». И что удивительно, временами одно из этих блюд он просил подавать каждый день месяцами. Идеи новых блюд сменяли друг друга и имели успех у знакомых. Поскольку Менделеев сладкого не любил, то, как правило, третье блюдо игнорировал. Даже чай пил почти не сладкий. Чай он любил страстно, заваривал сам, по своему способу, этому обучил и жену. С чаем связан метод самолечения, который применял Дмитрий Иванович при простудах. Он надевал халат на меху, высокие меховые сапоги, выпивал чай (крепкий и сладкий), ложился на диван и засыпал, выгоняя хворь потогоном.

Спать Дмитрий Иванович умел. Вся усталость, накопившаяся в нем от трудов, поглощалась длительным и крепким сном. А.А.Иностранцев (1843–1919), известный русский геолог, описывает такой случай. В 1874 г. вместе с Менделеевым он отправился в имение Анциферова Зиновьево (это в Орловской губернии) для осмотра предполагавшегося рудного месторождения. Прибыв на место и пообедав, они легли спать, предварительно договорившись, что экскурсия начнется в шесть часов утра. С 6 до 7 часов утра Иностранцев безуспешно пытался разбудить Менделеева. Когда же он вечером вернулся в имение, Дмитрий Иванович все еще спал – так он и проспал 20 часов кряду.

Менделеев очень любил париться в бане; домашней ванной, как правило, не пользовался. От парилки он испытывал огромное удовольствие. Забирался на полок с веничком и пропаривал свое тело, после чего любил спокойно полежать на полоке, чтобы в этот момент никто его не тревожил – даже для того, чтобы поздороваться. После бани опять пил чай и «чувствовал себя именинником».

Одна из страстей Дмитрия Ивановича – шахматы. В шахматы он играл прекрасно, очень редко проигрывал, играл запоем, своих партнеров задерживал иногда до 4–5 часов утра. Его постоянными партнерами были В.А.Кистяковский (1865–1952), академик, физикохимик, А.И.Горбов (1859–1939), ученик А.М.Бутлерова С.П.Вакулов (1863–1949), химик, работавший под руководством Менделеева, художник А.И.Куинджи (1842–1910) – очень близкий друг Менделеева и др.

Менделеев играет в шахматы с художником А.И.Куинджи (фотография 1882 г.)
Менделеев играет в шахматы
с художником А.И.Куинджи
(фотография 1882 г.)

Страстью Менделеева были книги. Попадая в его кабинет, посетитель оказывался в царстве книг, которые лежали везде, где была точка опоры: на полках вдоль стен, на столах, диване, на полу. Литература была практически по всем отраслям знаний: научные журналы, основные энциклопедии на всех языках, классики науки, произведения философов, подпольная революционно-политическая литература, книги о путешествиях, альбомы по истории искусств, художественная литература.

В минуты, когда надо было отвлечься от серьезных мыслей, дать мозгу отдохнуть в дороге, он любил читать приключенческую литературу – из жизни индейцев, произведения Жюля Верна, Рокамболя. Такие книги он считал хорошим отвлекающим средством. Дмитрий Иванович был тонким знатоком поэзии, много стихов знал наизусть. Его любимые произведения – «Тьма» Байрона, поэзия Пушкина, Майкова, Тютчева.

По свидетельству сына Менделеева, он не любил творчества Золя, Мопассана, Флобера и недолюбливал романы Л.Н.Толстого и отчасти Ф.М.Достоевского – «за ложное понимание жизни и искусства». Но уважал Шекспира, Гёте, Шиллера, Байрона, полагал, что Сервантес и Гоголь «переживут тысячелетия». Из древних авторов любил Плутарха и Платона. В старости он любил, когда ему читали. Уже умирая, в последний день своей жизни, он просил, чтобы ему читали вслух из Жюля Верна «Путешествие к Северному полюсу».

Менделеев был хорошо знаком с И.С.Тургеневым, а Александр Блок (1880–1921), внук профессора А.Н.Бекетова (брата известного физико-химика Н.Н.Бекетова), стал его зятем, женившись на дочери от второго брака Любе (1881–1939).

Блока Дмитрий Иванович любил и защищал от нападок литературных врагов. Эта любовь, видимо, была взаимной. В письме к Л.Д.Менделеевой, датированном 15 мая 1903 г., А.А.Блок писал: «Твой папа вот такой: он давно все знает, что бывает на свете. Во все проник. Не укрывается от него ничего. Его знание самое полное. Оно происходит от гениальности, у простых людей такого не бывает. У него нет никаких “убеждений” (консерватизм, либерализм и т. п.). У него есть все. Такое впечатление он и производит. При нем вовсе не страшно, но всегда не спокойно, это от того, что он все и давно знает, без рассказов, без намеков, даже не видя и не слыша. Это все познание лежит на нем очень тяжело. Когда он вздыхает и охает, он каждый раз вздыхает обо всем вместе; ничего отдельного или отрывчатого у него нет – все неразделимо. То, что другие говорят, ему почти всегда скучно, потому что он все знает лучше всех...»

Среди друзей Д.И.Менделеева было много художников-передвижников. Его знаменитые «среды» собирали многих людей искусства: сюда приходили И.Е.Репин, Н.А.Ярошенко, А.И.Куинджи, В.В.Стасов, И.Н.Крамской, И.И.Шишкин, И.И.Суриков, Васнецовы... В доме у Менделеева бывали польский художник Котарбинский, скульптор И.Я.Гинцбург (1859–1939), создавший скульптурный портрет и памятник (1932), установленный во дворе ВНИИ метрологии им. Д.И.Менделеева (сейчас – Всероссийский НИИ метрологии им. Д.И.Менделеева).

Д.И.Менделеев в своем рабочем кабинете
Д.И.Менделеев
в своем рабочем кабинете

Менделеев страстно любил и был большим ценителем живописи, «так же дышал искусством, как и наукой, которые считал двумя сторонами единого нашего устремления к красоте, к вечной гармонии, к высшей правде» (из воспоминаний И.Д.Менделеева). Признанием его сопричастности к искусству было избрание действительным членом Академии художеств в 1893 г. и членом Совета академии художеств в 1896 г.

К музыке Менделеев тоже был неравнодушен, музыку любил, но петь не умел; воспринимал ее эмоционально, хорошо чувствовал.

Одно из любимых занятий Менделеева, за которым он отдыхал, – клейка чемоданов, дорожных ящичков, футляров для альбомов, коробочек, шкатулок... Здесь он достиг непревзойденного мастерства: клеил аккуратно, добротно, чисто. После снятия катаракты клеил вслепую – на ощупь.

К сожалению, неизменным атрибутом ученого была привычка к курению. Курил он практически непрерывно.

Когда писал, тоже курил, пуская огромные клубы дыма, держа папиросу или увесистую самокрутку в левой руке. При неординарной внешности в густом табачном дыму он представлялся сотрудникам «магом, чародеем, алхимиком, умеющим превратить медь в золото и добывать жизненный эликсир».

Папиросами или табаком он угощал посетителей в самых непостижимых случаях. Когда его навестила в начале последней болезни сестра Мария Ивановна Попова, у них состоялся разговор:

– Ну, что, Митенька, хвораешь? Лег бы ты.

– Ничего, ничего... Кури, Машенька.

– Боюсь я курить у тебя, вредно тебе.

– Я и сам покурю...

И действительно – закурил.

Д.И.Менделеев очень любил природу, много путешествовал. Его путешествия обычно были связаны с научными интересами, изучением промышленности России (на Донбассе он изучал каменный уголь, на Кавказе – нефть, на Урале – металлургию, заводы), с посещением родных мест, лечением. Он был во Франции, Швейцарии, Германии, Италии, Испании, Англии, Финляндии, Чехословакии, Польше, Египте, Алжире. В 1876 г. ученый пересек Атлантический океан с тем, чтобы посетить промышленную выставку в Филадельфии, одновременно изучил постановку нефтяного дела в Пенсильвании. С грустью он писал: «Нажива стала единственной целью масс... Новая заря не видна по ту сторону океана».

В 1862 г. Менделеев женился. Его женой стала Феозва Никитична Лещева (1828–1906), с которой он был знаком давно – еще по Тобольску – и которая была старше его на шесть лет. Интересно то, что ее отчимом был автор сказки «Конек-Горбунок» поэт П.П.Ершов (1815–1869), который с 1857 г. стал директором Тобольской гимназии. Однако в 1879 г. этот брак закончился разводом. Сын Владимир (1865–1898), в будущем морской офицер, остался с отцом, а дочь Ольга (1868–1950) – с матерью. Следует, однако, сказать, что Дмитрий Иванович, уже имея новую семью, материально оказывал помощь первой жене, причем весьма ощутимую.

После почти пятилетнего знакомства с Аней Поповой, студенткой Академии художеств, Менделеев все же решился сделать ей предложение, т.к. полюбил эту простую и обаятельную девушку, которая была моложе Менделеева на 26 лет. Новый брак оказался более счастливым.

В конце декабря родилась дочь Люба (1881–1939), вскоре – сын Иван (1883–1936), а потом и близнецы Вася (1886–1922) и Мария (1886–1952).

Детей своих Дмитрий Иванович очень любил. Показательный пример: Менделеев был первым русским химиком, который был приглашен Британским химическим обществом для участия в Фарадеевских чтениях; 23 мая 1889 г. в Лондоне он должен был сделать доклад «Периодическая законность химических элементов», но, получив телеграмму о болезни трехлетнего сына Василия, немедленно вернулся домой.

Его любовь к детям была глубокой, неподдельной, искренней и нежной. Увидит, к примеру, бегающих по двору ребятишек, подзовет к продавцу и купит каждому по яблоку, а ребят бывало до полусотни и больше. В магазине Леонова для детей заказывал лакомства. За свой счет устраивал для детей служащих елку, дарил им подарки.

Столь же любовно и тепло он относился к молодежи, хорошо понимал, верил в нее. Репрессии против студентов в связи с беспорядками в университете в 1861 г. оценивает записью в дневнике: «...Юное и свежее, прямое и чувствующее возьмет свое. Когда-нибудь да будет это».

В марте 1890 г. в Петербургском университете вновь начались крупные студенческие волнения. Студенты составили петицию, и Дмитрий Иванович, самый популярный из профессоров, согласился передать этот политический документ правительству. Согласиться на подобный шаг в условиях царствования Александра ІІІ мог только мужественный и смелый человек высоких гражданских чувств.

16 марта Менделеев исполнил просьбу студентов, но Делянов, проводивший реакционную политику в области просвещения, возвратил ему петицию. Менделеев подал в отставку, что послужило поводом для новых волнений. 22 марта 1890 г. он прочел прощальную лекцию в поредевшей после арестов аудитории. Как всегда, он подчеркивал роль науки в жизни общества, призывал сближать науку и промышленность. Свою лекцию закончил словами: «Покорнейше прошу не сопровождать моего ухода аплодисментами по множеству различных причин».

Только в 1892 г. он вновь поступил на государственную службу – возглавил новое научное учреждение – Главную палату мер и весов (так с 1893 г. стало называться Депо образцовых гирь и весов). Работа в этом учреждении открыла в Менделееве полноту его взглядов на роль женщины в обществе. Он и ранее был горячим сторонником развития женского образования; длительное время (1870–1877 гг.) читал лекции на Владимирских женских курсах. При его содействии в 1878 г. были учреждены Бестужевские высшие женские курсы, которые по сути явились первым женским университетом в России. Их окончили Н.К.Крупская, А.И.Ульянова-Елизарова, Л.А.Фотиева, Н.Благоева; высшее образование получила жена Ярошенко Мария Навротина... Право женщин на высшее образование было признано только в 1911 г.

Менделеев был сторонником того, чтобы женщины работали в государственных учреждениях. В том числе были заняты и на научной работе. Так, он взял к себе в штат О.Э.Озаровскую (1874–1933) после окончания Высших женских курсов в 1898 г. (впоследствии стала известной писательницей). Это было непросто. Чтобы утвердить ее в должности лаборанта, Дмитрий Иванович поехал к министру финансов С.Ю.Витте для получения разрешения о допуске женщины-служащей к работе в возглавляемом им учреждении.

Д.И.Менделеев никогда не состоял в каких бы то ни было политических партиях, хотя мысль о партийной принадлежности была, но для этого у партии должна быть четкая, не размытая, не оговоренная общими фразами программа и ясная цель. Он готов был вступить в партию, которая боролась бы за развитие народного образования и науки, за свободу труда и мысли, которая боролась бы за достижение возможного и перспективного. О политических взглядах Менделеева следует судить по его поступкам.

Когда 9 января 1905 г. рабочие во главе с попом Г.А.Гапоном (1870–1906) прошли мимо Главной палаты мер и весов, он немедленно поехал к Витте, бывшему в то время председателем Кабинета министров. Он просил влиятельного царского сановника предотвратить катастрофу, но тот не связался с Зимним дворцом. Менделеев вернулся домой, велел снять портрет Витте и прекратил с ним всякие, ранее дружеские, отношения.

Как человеку науки, глубокому аналитику Менделееву были чужды всякого рода религиозные взгляды. Именно он возглавил «Комиссию для рассмотрения медиумистических явлений» при Петербургском университете, созданную 6 мая 1875 г. Сеанс спиритизма проводился и на квартире ученого, медиум-иностранец был посрамлен. Его критика спиритизма сильно испортила отношения с А.М.Бутлеровым. Досталось и Достоевскому, которого Менделеев критиковал в своих публичных лекциях.

Открытие Менделеевым периодического закона Ф.Энгельс назвал научным подвигом. Вся его подвижническая жизнь была подвигом, причем известен случай, когда Менделеев сознательно пошел на шаг, сопряженный с большим риском для жизни. 7 августа 1887 г. он поднялся на воздушном шаре «Русский», наполненном водородом (!), на высоту около трех километров (т.е. выше облачности) для наблюдения солнечного затмения. Погодные условия были неблагоприятные, пилота А.М.Кованько он буквально силой высадил из корзины, т.к. намокший аппарат не мог поднять двоих. До этого дня Менделеев никогда не пилотировал на воздушном шаре. «Я не боюсь летать, – сказал Менделеев, прощаясь с друзьями, – а боюсь того, что при спуске мужики примут меня за черта и изобьют». К счастью, шар, пролетев около 100 км, благополучно приземлился, пробыв в воздухе более двух часов.

За свою жизнь Менделеев написал и опубликовал 431 работу, не считая небольших статей и заметок. «Сам удивляюсь, – восклицал Дмитрий Иванович, – чего я только не делал на своей научной жизни! И сделано, думаю, недурно». В наследство будущим исследователям его жизни и научной деятельности он оставил большой архив.

10 июля 1905 г. он подвел итог своему научному творчеству: «Всего более четыре предмета составили мое имя: периодический закон, исследования упругости газов, понимание растворов как ассоциаций и “Основы химии”. Тут все мое богатство. Оно не отнято у кого-нибудь, а произведено мною, это мои дети, и ими, увы, дорожу сильно, столь же, как детками».

«Основы химии» при жизни Менделеева выдержали 8 изданий, все время совершенствуясь и дополняясь в соответствии с развитием науки и новыми мыслями. В СССР они издавались 5 раз.

В 1891 г. «Основы» были изданы на английском и немецком языках, а второе и третье издание на английском языке – соответственно в 1897 и 1905 гг. В 1895 г. учебник-энциклопедия был опубликован на французском языке. «Эти “Основы” – любимое дитя мое. В них мой образ, мой опыт педагога и мои задушевные мысли... В “Основы химии” вложены мои духовные силы и мое наследство детям».

Будучи реалистом, Менделеев не хотел унести в могилу идеи, планы, взгляды – богатство, важное и нужное тем, кто останется на родной земле и должен будет умножать материальное и духовное наследие. Очень он полагался на своих детей. В своем завещании детям он писал: «Сами трудясь, вы сделаете все для близких и для себя... Приобретайте главное богатство – умение себя побеждать».

Вот таким человеком был Менделеев: если делать работу, то делать ее добротно, с душой, на пределе возможностей, обгоняя время, проявляя научную смелость, идя навстречу борьбе, где тебя ждут не только победы, но и отступления и даже поражения.

Менделеев – человек с чистой совестью, яростно боролся за научную свободу, за что настрадался от подковерных поступков завистников и недоброжелателей. В 1880 и 1881 гг. его кандидатура в академики была забаллотирована, что вызвало резкий протест общественности в России и за рубежом. В ответ на решение Петербургской академии наук Киевский университет, а вслед за ним все русские и многие иностранные университеты и научные общества избрали Менделеева своим почетным членом.

Менделеев был избран членом многих зарубежных академий, а также российских и зарубежных научных обществ.

Статья подготовлена при поддержке информационного портала «Pro-Credity.Ru». Если вы решили разобраться во всех тонкостях кредитования в России, то отличным помощником станет информационный портал «Pro-Credity.Ru». На сайте, расположенном по адресу «http://pro-credity.ru/», вы найдете большое количество полезной информации и также интересных статей. Информационный портал постоянно обновляется, поэтому вы всегда найдете свежий материал.

Прошло уже сто лет со дня смерти Дмитрия Ивановича Менделеева, 173 года со дня его рождения, 138 лет со дня открытия периодического закона (в 35 лет!), но интерес к имени и личности Менделеева не затухает. О Менделееве, его научном творчестве, различных сторонах его жизни написано очень много книг, очерков и статей. Эта статья – скромная попытка прикоснуться к личности Менделеева через определенную фактическую (фактологическую) основу, стартовую позицию для глубинного исследования всех или отдельных сторон человеческой индивидуальности, имя которой – Дмитрий Иванович Менделеев.

Л и т е р а т у р а

Д.И.Менделеев в воспоминаниях современников. М.: Атомиздат, 1973; Менделеев Д.И. Периодический закон. М.: АН СССР, 1958; Писаржевский О. Дмитрий Иванович Менделеев. М.: Молодая гвардия, 1949; Макареня А.А. Д.И.Менделеев и физико-химические науки. М.: Атомиздат, 1972; Макареня А.А., Рысев Ю.В. Д.И.Менделеев. М.: Просвещение, 1983; Фигуровский Н.А. Дмитрий Иванович Менделеев. М.: Наука, 1883; Тищенко В.Е., Младенцев М.Н. Дмитрий Иванович Менделеев, его жизнь и деятельность. Университетский период. 1861–1890 гг. М.: Наука, 1993; Буцкус П.Ф. Семья и родственники Д.И.Менделеева. Химия в школе, № 5, 1974; Трифонов Д. Дети Дмитрия Ивановича. Независимая газета, 2001, 24 января; Волков В.А., Вонский, Е.В., Кузнецова Г.И. Выдающиеся химики мира. М.: Высшая школа, 1991; Новый энциклопедический словарь. М.: Большая Российская Энциклопедия; Рипол Классик, 2001.

Материал подготовил Е.Г.ШМУКЛЕР