Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №3/2007

О ЧЕМ НЕ ПИШУТ  В УЧЕБНИКАХ

Химия и криминалистика

 

Химические приключения
Шерлока Холмса

 

СОБАКА ГЕНРИ АРМИТАДЖА.
Разгадка

Окончание. Начало см. в № 1/2007

– Попробую проследить часть ваших рассуждений, – робко предложил я. – Вы, несомненно, узнали постороннее вещество в собачьем корме по особому запаху.

– Правильно, Ватсон, – согласился Холмс. – И как химик я немедленно понял, что вещество летучее – это подтвердила перегонка с паром. Мы видели, что яд при комнатной температуре является жидкостью, не смешивается с водой и имеет плотность больше единицы! Неприятный сладкий вкус тоже помог мне. Поэтому выбор был небольшим, Ватсон.

– Полагаю, Холмс, – добавил я, – что вы должны были искать вещество, которое могло быть при определенных условиях доступно только одному подозреваемому, но недоступно остальным.

– Превосходно, Ватсон! Снова идете к цели, старина! – провозгласил он. – Я составил рабочую гипотезу и провел испытания жидкости, которая удовлетворяла бы всем этим условиям. Вы расставили коэффициенты в уравнении? Оно все подтверждает!

– Попробую, Холмс. Я еще помню кое-что из химии. Дайте-ка снова взглянуть… там должен быть хлор… 3 единицы хлора, чтобы уравнять!

– Очень здорово, Ватсон. Давайте дальше.

– Дальше сложнее, но вот… в продукте должен быть углерод! Понял, это ССl3?

– Но атом углерода образует четыре связи, Ватсон, а не три, – нахмурился Холмс.

– Понял! Уравнивание дает CHCl3! Это хлороформ, Холмс! Конечно же. Все сходится.

Я был вдохновлен тем, что участвовал в разгадке преступления. Однако тут вспомнил мистера Армитаджа и его трагическую жизнь.

– Но кто совершил это, Холмс? Что за человек смог так поступить?

– Боюсь, что совершенно бессовестный тип, – ответил он. – Пока вы дремали в своем кресле (вы спали, Ватсон, сладко спали), я поговорил с Чаппи, младшим лейтенантом нерегулярных войск с Бейкер-стрит. Он знает вандала, Ватсон.

– Но как можно было узнать по тем фактам, что у вас были? Не понимаю.

– Допустим, – продолжал он, – что мистер Армитадж назвал нам четверых соседей, с которыми конфликтовал. Они наиболее подозрительны. Кто-то из них имел доступ к хлороформу. Как только мы выясним кто, узнаем злоумышленника.

– Учитель музыки, футболист, молодой картежник, разносчик газет, – я вспомнил подозреваемых. – Пока я не вижу, кто из них подозрителен, Холмс. Кого-то забыл?

– Химчистка, – мягко напомнил он. – Кто ее владелец?

– Отец игрока! – Теперь и я все понял. – Хлороформ используют для выведения пятен жира, Холмс! Армитадж упоминал о новом способе чистки. Парень, исключенный из школы, отравил стариковскую собаку.

– Чаппи рассказал мне о нем, Ватсон. В свои 15 лет тот уже попадался на преступлениях. Мистер Армитадж столкнулся с плохим субъектом. Малый опасен. Скотланд-Ярд вскоре позаботится о нем, и я полагаю, что этот сосед мистера Армитаджа когда-нибудь плохо кончит.

– Они все пострадали, Холмс. Доброты и терпимости у каждого из них немного. Неужели безнадежно?

– Полагаю, что у вас и вашего пальто надежда есть, – сказал он, передавая мне дурно пахнущий сверток – мое пальто. – Темные пятна на одежде вывести легче, чем пятна на совести. Думаю, вам предстоит далекая прогулка в химчистку. Мне рекомендовали заведение возле Керзон-сквер, и я на вашем месте не стал бы до этого пить чай.

– А вы сами, Холмс?

– Пока вы будете заниматься чисткой, я поиграю.

Прежде чем я успел что-нибудь ответить, он повернулся и поднял свою скрипку. Он сжал деку и прижался щекой к инструменту. Мелодия наполнила комнату, и его мысли унеслись очень далеко от сегодняшних событий.

Материал подготовил Э.Г.РАКОВ