Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №5/2006

ГАЛЕРЕЯ РУССКИХ ХИМИКОВ

СБЫВШЕЕСЯ ПРОРОЧЕСТВО

Рис. В.СолдатенкоЧистенько одетого, очень аккуратного мальчика в казанский пансион для благородных детей привез отец – помещик чистопольского уезда Казанской губернии. Мальчика звали Саша Бутлеров. Обучение в пансионе господина Топорина было первой серьезной переделкой, в которую он попал.

К Александру Семеновичу Топорину привозили своих детишек «господа средней руки» из глухой русской провинции. Сашу окружали выходцы из дальних поместий Поволжья, Прикамья и Дона – фактически маленькие дикари, никогда ранее ничего, кроме своего поместья, степной, речной и лесной вольницы, не видавшие. От дворовых и деревенских жителей, среди которых они росли, мальчишки почерпнули многое из того, что так огорчало воспитателей. Собственно говоря, пансион должен был по возможности «привести их в порядок», цивилизовать, подготовить к поступлению в гимназию.

Бутлеров среди своих соучеников смотрелся белой вороной – в современной школе таких, как он, называют ботаниками. Ему здорово доставалось от бойких пансионеров, в особенности от двух казачат с Дона, которые буквально терроризировали его. Саша сносил все стоически, начальству на обидчиков не жаловался, но за него часто заступался пансионный «дядька» – отставной солдат, который расправлялся с наглыми донцами «по-свойски».

Удивлял Саша своим редким для ребенка упорством и охотой к учебе, а особенно совершенно неожиданно открывавшимися талантами. Мало того, что мальчик отлично учился, он вдруг увлекся рисованием – в свободное время, когда все ровесники устраивали обычные мальчишеские забавы, Бутлеров упорно орудовал карандашом, рисовал, копируя гипсовые слепки с античных статуй. потом пришел черед предметов и живых людей. Оставив карандаш, он взялся за кисти и краски и, к изумлению всех обитателей пансиона, написал прекрасное изображение одного из апостолов – самый настоящий образ, который Саша повесил у себя над кроватью.

Так же неожиданно его настигла страсть к химии. Едва этот предмет стали преподавать, он впился в него, как изголодавшийся бродяга в булку с маслом. Рисование было отставлено, и теперь Бутлеров все что-то смешивал, взбалтывал, возился с банками и воронками.

Новое увлечение вызвало недовольство воспитателя пансиона мсье Роланда. Этот француз в педагоги попал из барабанщиков. В Россию он прибыл с одним из полков армии Наполеона и во время зимнего отступления 1812 г. оказался в плену. К французам в России отношение всегда было самое лучшее. Видя такую доброжелательность, пленный прижился, а потом и вовсе раздумал уезжать. В пансион его взяли в качестве именно француза – одной национальности ему было вполне достаточно, чтобы сделаться воспитателем. За огненный темперамент пансионеры прозвали его Неистовым Роландом, и этот человек встал на пути Саши Бутлерова, всячески мешая ему заниматься любимым предметом. Несколько раз Неистовый Роланд отнимал у него пузырьки и склянки, а маленького химика-энтузиаста оставлял без обеда.

Но эти репрессии не остудили пыла Саши, да к тому же его очень поощрял преподаватель химии и физики, у которого никогда не было такого ученика. Именно при поддержке учителя химии Бутлеров получил от содержателя пансиона разрешение на занятия химическими опытами. Нарисованный образ апостола теперь соседствовал с настенным шкафчиком, устроенным над кроватью Бутлерова, – в нем он держал свои лабораторные приспособления, снадобья и смеси.

Нехорошие предчувствия не зря терзали мсье Роланда, который был уверен, что занятия Бутлерова химией добром не кончатся. Однажды вечером, когда все воспитанники на дворе играли в лапту, а Неистовый Роланд, сидя на лавочке, дремал, Саша Бутлеров затеял опыт на кухне пансиона – разогревал до нужной температуры какую-то смесь на плите. Опыт окончился неудачей – грянул оглушительный взрыв, повалили клубы дыма, и очнувшийся француз в три прыжка достиг подвала, в котором помещалась кухня. Он скрылся в дыму и вскоре вытащил во двор Бутлерова, держа его за шиворот. Первым делом мсье осмотрел мальчика. Тот был цел, только волосы, ресницы и брови были опалены.

Снаряженное господином Топориным следствие по горячим следам тут же установило, что у Бутлерова был сообщник – училищный «дядька», благоволивший «хорошему мальчику» и защищавший его от нападок шалунов. Он не смог отказать своему любимцу в просьбе купить кое-какие материалы, которые тот не мог достать в пансионе. Купленные реактивы были принесены контрабандно, и именно из них Саша составил ту смесь, что взорвалась на кухонной плите.

Педагогический коллектив собрался на экстренное совещание, чтобы избрать меру наказания для воспитанника. Закавыка была в том, что в пансионе Топорина телесные наказания не применялись вовсе, да к тому же осложняла выбор неординарность проступка. Рассудив так и эдак, учителя решили посадить виновника в карцер, выводить его только в столовую и каждый раз вешать ему на шею черную доску, на которой белыми буквами было написано «Великий химик».

Полностью курс в пансионе Топорина Бутлеров окончить не успел – это заведение сгорело, но совершенно без помощи юного химика: во время большого пожара, истребившего половину Казани.

А.М.Бутлеров (1828–1886)
А.М.Бутлеров
(1828–1886)

Саша Бутлеров окончил гимназию, потом Казанский университет, при котором в 1851 г. он защитил диссертацию на степень магистра химии. В 1851 г. в Московском университете он был признан доктором химии и физики.

Александр Михайлович Бутлеров написал множество трудов по органической химии, а его «Введение к полному изучению органической химии» считается классическим. Доска с надписью «Великий химик», которую мальчик когда-то принужден был носить в пансионе, оказалась пророческим знаком – он действительно стал великим ученым, одним из отцов-основателей современной химии.

Но не только любимая наука увлекала Бутлерова. В своем имении он всерьез занимался пчеловодством и опубликовал на эту тему две работы, которые были высоко оценены современниками и разошлись большими тиражами. Еще одним его хобби был спиритизм – Бутлеров был горячим сторонником медиумизма и общения с духами. На эту тему он много писал, публикуя статьи в различных журналах, и даже издал эти работы отдельной книгой.

Окинув взглядом его жизненный путь, можно с уверенностью констатировать – Александр Бутлеров прожил нескучную жизнь и оставил глубокий след в истории всего человечества. А начиналось все с малого – с обычного школьного увлечения, которое многим казалось чудачеством и блажью затюканного «ботаника».

Материал подготовил В.А.Ярхо