Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №13/2004

О ЧЕМ НЕ ПИШУТ В УЧЕБНИКАХ

О химии с улыбкой

 

Гуманитарная химия

Если наука есть память ума,
то искусство есть память чувства.

В.Солоухин

Если кто-нибудь, увлеченный химией, начнет рассказывать друзьям и знакомым, как много полезного для всех нас сделала химия, перечисляя при этом уникальные сплавы, лекарственные препараты, разнообразные полимеры, красители, клеи и строительные материалы, то слушатели скорее всего будут внимать с вежливым равнодушием. Вполне возможно, что кто-нибудь из нетерпеливых слушателей прервет рассказчика: «Это все давно известно, а есть ли что-либо принципиально новое в тех щедрых подношениях, которыми неиссякаемая химия одаривает человечество?» Положительный ответ на этот вопрос существует, хотя он знаком далеко не всем. Химия обогащает своим творчеством области, весьма далекие и от точных наук, и от бытовых приложений, она вторгается в гуманитарные дисциплины.

Химия вдохновляет

Писатели-фантасты и художники-иллюстраторы с давних пор черпали вдохновение в физике и связанных с ней успехах в авиации, ракетной технике, машиностроении, а в последнее время – в развитии компьютерных технологий. Очень редко какой-нибудь писатель вдохновлялся идеей эликсира молодости или препарата, резко повышающего умственные способности, для того, чтобы на этом выстроить сюжет произведения.
До недавнего времени взаимодействие химии с искусством ограничивалось преимущественно поэзией. Поскольку в центре нашего внимания те случаи, когда химия вдохновляла деятелей искусства, оставим в стороне творчество самих химиков. (Они часто сочиняют поэтические пьесы и баллады, где главные герои – химические элементы и их соединения. такие произведения можно найти в рубрике «Я иду на урок» еженедельника «Химия».)
Примеров использования известными поэтами химических понятий или образов крайне мало, поэтому они химикам хорошо известны. Поэт Валерий Брюсов в поэме «Мир электрона» описывает те фантазии, которые, несомненно, многим ранее уже приходили в голову:

«Быть может, эти электроны –
Миры, где пять материков,
Искусства, знанья, войны, троны
И память сорока веков.

Еще, быть может, каждый атом –
Вселенная, где сто планет;
Там все, что здесь, в объеме сжатом,
Но также то, чего здесь нет».

Атмосферу химической лаборатории живописно передает Андрей Белый:

«Я вижу огненное море
Кипящих веществом существ.
Сижу в дыму лабораторий
Над разложением веществ;
Кристаллизуются растворы
Средь колб, горелок и реторт…
Готово: порошок растерт…»

По-видимому, открытие Д.И.Менделеевым периодического закона произвело сильное впечатление даже на тех, кто был весьма далек от химии. Вот строки А.Белого:

«Передо мною мир стоит
Мифологической проблемой:
Мне Менделеев говорит
Периодической системой…»

Примерно то же самое пишет о Менделееве поэт С.Городецкий:

«Он верит в вес, он чтит пространство,
Он нежно любит материал.
Он вещества не укорял
За медленность и постоянство».

Химики довольно часто цитируют эти строки, хотя, как было уже сказано, выбор невелик. Химия в этом смысле может считать себя несколько обойденной вниманием деятелей искусства. Впрочем, в последние годы ситуация начинает меняться.
Искусство постоянно ищет новые приемы и формы, при этом «залезая» в чужую область, что часто приводит к успеху. Например, проще всего передать монументальность, торжественность, величавость средствами архитектуры или скульптуры, но те же задачи может решать и музыка, часто весьма успешно. Проще всего изобразить звуки окружающего нас мира с помощью музыки, однако то же самое по силам и поэзии, которая с помощью звуков речи может передать и «гр-р-рохот гр-р-рома» и «звон-н-н натян-н-нутой струн-н-ны» и «ш-шелест и ш-шурш-шание ш-шелка». Впрочем, есть ощущения, которые пока не смог передать ни один из видов искусства. Речь идет о запахе. И вот здесь химия, мало востребованная до сих пор творцами прекрасного, таит в себе резервы.
Химикам, вероятно, приятно будет узнать, что химические формулы стали источником вдохновения для венгерского скульптора Вини Бела, пока еще не очень у нас известного. В своих работах он попытался передать запах некоторых знакомых веществ, изобразив в стилизованном виде их структурные формулы. Чаще всего это композиции из дерева, металла и камня. На снимках, показанных ниже, приведены названия композиций, предложенные самим автором. Структурные формулы мы поместили рядом для большей наглядности. Указанные соединения имеют действительно тот самый запах, который соответствует названию композиции.

Не будем утверждать, что внешний вид этих работ вызывает сразу в памяти соответствующий запах, однако сама идея разбудить фантазию, пусть не у каждого, но хотя бы у человека с химическим образованием, очень привлекательна.
Внешний вид структурных формул вызывает у этого удивительного автора самые неожиданные ассоциации.

Молекула ализарина – вещества, широко применявшегося прежде для протравного крашения тканей, по мнению Вини Бела, напоминает чирикающую птичку. Некоторые воспринимают эту фигурку как короткоухого зайца, поскольку их силуэты очень похожи. Рядом помещен рисунок, который помогает это обнаружить, при воображении можно увидеть либо сжавшегося испуганного зайца, либо утенка, задравшего кверху клюв.
Молекула триптофана (аминокислота, входящая в состав многих белков) представлена в виде лягушки, отдыхающей на камне и свесившей усталую лапу.

Сюжеты, которые автору подсказывает химия, весьма разнообразны. Например, на показанном слева рельефном металлическом диске он изобразил взаимодействие хлора и водорода. Примечательно, что рядом указан квант света h, без которого эта реакция не идет.

Полимеризацию автор представляет как процесс соединения в цепочку озорных бронзовых человечков-мономеров, берущихся за руки.

В броуновском движении участвуют похожие человечки, увлеченные беспорядочной суетой.

Периодическую систему автор изобразил в виде металлической чаши с характерными боковыми выступами. Вероятно, он имел в виду известный спиральный вариант таблицы Менделеева, который мы поместили рядом с этой чашей.

Нет никакого сомнения в том, что этот замечательный автор хорошо знаком с химией, и потому его работы, сочетающие фантазию с химической достоверностью, так привлекательны. Если и существуют последователи Вини Бела, то они пока малоизвестны. Будем надеяться, что химиков в будущем порадуют и другие представители гуманитарных наук.

Продолжение следует

М.М.ЛЕВИЦКИЙ