Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №4/2004

НОВОСТИ НАУКИ

В 26-м номере нашей газеты за 2001 г. была опубликована статья «Новые названия новых э Конгрессом ИЮПАК (Международный союз по чистой и прикладной химии) новых названий для лементов», в которой сообщалось об утверждениинескольких искусственных химических элементов. Самым тяжелым элементом, получившим название, стал мейтнерий с номером 109, хотя к тому времени уже были получены и более далекие трансурановые элементы – 110-й, 111-й и 112-й. «Первенство в получении элемента-110, – говорилось в статье, – оспаривают Дубна и Дармштадт».
Сегодня еще одно название можно внести в периодическую таблицу.

16 августа 2003 г. 42-я Генеральная ассамблея ИЮПАК, состоявшаяся в канадском городе Оттава, и Совет ИЮПАК официально присвоили элементу № 110 название «дармштадтий». Этим самым подтверждено, что синтез элемента впервые был осуществлен в 2001 г. в Германии, в городе Дармштадт, где расположен Центр исследований тяжелых ионов. Официальная публикация об этом появилась в сентябрьском номере журнала «Chemistry International» («Международная химия»), весьма красноречивая обложка которого воспроизводится нами.

Первый атом дармштадтия был получен в ноябре 1994 г. Однако наиболее надежный синтез, результаты которого опубликованы в 2001 г., был проведен по реакции:

Период полураспада полученного изотопа дармштадтий-269 оказался равным 0,17 миллисекунды. В экспериментах наряду с немецкими исследователями участвовали ученые из Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) (Дубна, Россия), Университета Комелиуса (Братислава, Словакия), Университета Ювяскуля (Финляндия). Международный статус бригады был необходим для подтверждения достоверности и немецкого приоритета.
После того как достоверность открытия была рассмотрена и специальной рабочей группой ИЮПАК и ИЮПАП (Международный союз по чистой и прикладной физике), немецким физикам во главе с Т.Гинтером предоставили возможность предложить название и символ элемента. Так появился дармштадтий.
Там же, в Дармштадте, были получены элементы с номерами 111 и 112, а в Дубне – элементы с номерами 114 и 116. К сожалению, сотрудники Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли (США), еще в июне 1999 г. объявившие о синтезе элемента-116 и элемента-118, на весь мир прославились научным обманом. Ровно через три года, в июне 2002 г., директор лаборатории Ч.Шанк объявил о том, что проведенные в течение года попытки воспроизвести результаты экспериментов оказались безуспешными и что один из членов бригады исследователей наказан за «научное преступление», выразившееся в подтасовке фактов. «Наука способна к самокорректировке, – заявил он, – и если эксперимент проведен плохо, он не воспроизводится». Хотя детали исследований и фамилия наказанного не назывались, стало известно, что Виктор Нинов, фамилия которого стояла первой в публикации об «открытии», был уволен. Администрация пощадила остальных участников работы, американцев, поэтому Нинов заявил, что его сделали «козлом отпущения и овцой для заклания», и – такого еще не было в истории Беркли! – подал в суд на администрацию.
Руководитель бригады К.Грегорич опубликовал краткое сообщение, в котором отказался от претензий на открытие. Кстати, под руководством того же Грегорича в 2003 г. был воспроизведен описанный Гинтером и другими исследователями синтез дармштадтия. Да и сам Нинов – известный физик болгарского происхождения – в начале 1990-х гг. участвовал в Дармштадте в экспериментах по синтезу этого элемента.
За прошедшие три года элемент-118 приобрел нелепое имя – унуноктиум. Оно переводится, если знать латынь, просто: один (унис) – один (унис) – восемь (окто). Более того, название элемента и его предполагаемые свойства (а это благородный газ, аналог радона) вошли в словари и энциклопедии, например в 6-е издание американской Энциклопедии Коламбиа («The Columbia Encyclopedia», 2001). На сайте Университета Шеффилда (Англия) можно найти утверждение о том, что унуноктиум не играет никакой биологической роли в организме.
Появились заявления, которые иначе, чем странными, назвать трудно. Так, математик В.Вяткин на конференции в Екатеринбурге доложил о «вычислениях», согласно которым в природе потенциально существует только 118 химических элементов.
Когда Ю.Ц.Оганесян, руководитель Лаборатории ядерных реакций им. Г.Н.Флерова ОИЯИ, читал лекции в Ливерморской лаборатории (США), его много раз просили прокомментировать скандальную историю с «открытием», и он каждый раз находил способы уклониться от высказываний по этому поводу. Ученые, пусть даже соперничающие друг с другом, не должны злорадствовать при неудачах коллег, т. к. пути исследования бывают очень сложными и ошибки неизбежны.
А что же с действительным синтезом элемента-118? Он ведется в Дубне, и описание хода работы опубликовано (см.: журнал «Природа», 2003, № 4). Уже в первой серии экспериментов, которая проводилась с февраля по июнь 2002 г., были зарегистрированы два события, которые предположительно относятся к изотопу .

Реакция синтеза:

Цепочки превращений:

Изотоп , как предполагается, может испытывать и альфа-распад, и спонтанное деление.
В начале 2003 г. в Дубну приезжали известные российские химики, которые знакомились с результатами опытов. Возник спор: одни утверждали, что по поведению одного атома судить о химических свойствах элемента нельзя, другие – что природа позволяет это делать.
К концу 2003 г. должны были завершиться проверочные эксперименты по синтезу элемента-118, в которых участвуют физики ОИЯИ, НИИ атомных реакторов (г. Димитровград) и ВНИИ экспериментальной физики (г. Саров). Поскольку губернатор Московской области Б.В.Громов активно их поддерживал, стало известно о намерении физиков назвать новый элемент в честь Москвы.
Полагаю, что символом московия будет Ms.

Э.Г.РАКОВ