Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №7/2003

Короткие истории и занимательные случаи
из жизни Юстуса Либиха

Подштанники из хлора

Одним из ученых, который, так же как и Либих с Вёлером, стоял у истоков зарождения органической химии, был французский химик Жан Батист Андре Дюма (1800–1884), прославившийся своими многочисленными экспериментальными работами.

Жан Батист Дюма
Жан Батист
Дюма

К наиболее важным достижениям Дюма в химии относятся определение плотности паров веществ, разработка объемного способа количественного определения азота в органических соединениях, открытие антрацена, метилового, пропилового, бутилового и других спир- тов, получение трихлоруксусной кислоты, разработка общего метода получения нитрилов, установление состава ацетона, сложных эфиров, камфоры, ментола, хлороформа, хлораля, эмпирической формулы индиго, создание ряда теорий. Дюма был энергичным и неутомимым исследователем, темпераментным и красноречивым оратором. Кроме химии, он преуспел и в политической деятельности: в период с 1848 по 1870 г. Дюма занимал должности сенатора, мэра Парижа, министра высшего образования, начальника Монетного двора. Властолюбие, хитрость и лицемерие часто вызывали у коллег Дюма неприязнь. Так, Ж.Л.Гей-Люссак как-то окрестил Дюма «братом Игнатием» (по имени Игнатия Лойолы – основателя ордена иезуитов). Вёлер также называл его «иезуитом» и «пустозвоном». Либих познакомился с Дюма в 1832 г. в Париже. Интересно, что так же, как и Либиху, французскому ученому большую поддержку оказал А.Гумбольд, рекомендовавший Дюма ассистентом к Л.Ж.Тенару. В течение длительного периода Либиха и Дюма связывали отнюдь не простые отношения. Одно время они сотрудничали, в другое – нещадно спорили, отстаивая каждый свои взгляды. Работая в одной области, ученые не могли не пересекаться в научных исследованиях и дискуссиях, но даже в самых яростных спорах Либих отдавал должное таланту Дюма. «Меня всегда берет досада, что этот парень, несмотря на свою небрежную, невозможную и скверную манеру работы, с помощью дьявола достает из рукава удивительные штуки», – писал он Берцелиусу. Великий швед в одном из писем отговаривал Либиха от сотрудничества с Дюма: «От совместной работы с Дюма в органической химии я Вас полностью отговариваю, так как Вы скоро потеряли бы обретенное спокойствие». Одной из важнейших экспериментальных работ, выполненных Дюма, было изучение действия хлора на органические вещества. Так, в 1834 г. он установил состав хлороформа (полученного Либихом и, независимо от него, Э.Субейраном в 1831 г.) и хлораля (открытого Либихом в 1832 г.). С изучением действия хлора на органические вещества связана интересная история. Началась она на одном из балов во французском королевском дворце. Парижское общество, собравшееся повеселиться, вынуждено было разойтись по домам, т. к. из-за удушливого запаха, появившегося неизвестно откуда, в зале невозможно было находиться. Чтобы выяснить источник неприятного запаха, решили обратиться к Дюма. Известному химику не составило большого труда найти причину происшествия – ею оказались восковые свечи, отбеленные хлором. Анализ показал, что в молекулах отбеленного воска водорода содержалось гораздо меньше, чем в обычном, зато там присутствовали атомы хлора. Оставшийся в них хлор при горении давал пары хлороводорода, которые и сорвали бал. Чтобы понять, каким образом хлор перешел в воск, Дюма решил подробно исследовать действие хлора на органические вещества. Вскоре он установил, что при обработке хлором органические вещества поглощают его в больших количествах и что замещение водорода на хлор происходит в радикале. Дюма предложил назвать эту реакцию «металепсией» и провозгласил так называемый эмпирический закон замещений, которому в органических соединениях подчиняется замещение водорода хлором. Дюма определил свой закон как «эмпирический», чтобы обособить его от более общего закона, сформулированного молодым французским химиком О.Лораном в 1836 г., считавшим, что хлор и бром не только занимают место водорода, но и в некоторой степени играют его роль. «Я не считаю себя ответственным за преувеличенное распространение, которое О.Лоран сообщил моей теории», – писал Дюма в 1838 г. после того, как на него обрушились с критикой Берцелиус и другие химики. Либих в этот период активно занимался теорией радикалов. Большинство ученых к тому времени уже признали ее. Не признавал теорию лишь Дюма. Чтобы убедить французского химика, Либих специально в 1837 г. приехал в Париж. Выслушав доводы Юстуса, Дюма с ним согласился и, недолго думая, объявил себя соавтором новой теории и изложил ее в программной статье, поставив свою подпись рядом с подписью Либиха. «Органическая химия, – заявили Дюма и Либих, – имеет свои собственные элементы, которые выполняют то функции хлора и кислорода, то функции металла». Либих надеялся, что сотрудничество с Дюма позволит и дальше развивать положения теории радикалов, но его постигло глубокое разочарование. Получив в 1839 г. трихлоруксусную кислоту и убедившись, что «этот охлоренный уксус представляет собой кислоту, совершенно подобную обыкновенному уксусу», Дюма резко изменил свои взгляды. Он отказался от теории радикалов и выдвинул собственную теорию замещения, причем все лавры создателя этой теории Дюма тут же присвоил себе, забыв о заслугах Лорана. Однако идеи Дюма не были признаны сразу. Дело в том, что они находились в глубоком противоречии с электрохимической теорией Берцелиуса, согласно которой замещение водорода хлором невозможно. На практике же оказалось, что электроположительный водород мог быть замещен... электроотрицательным хлором. Кроме того, выяснилось, что и радикалы можно изменять. А ведь считалось, что этого сделать нельзя. Разгорелся ожесточенный спор. Приверженцы теории радикалов, возглавляемые Берцелиусом, яростно нападали на Дюма. Тот ожесточенно защищался, представляя новые и новые доказательства изменчивости радикалов. Но в пылу спора Дюма слишком увлекся и совершил промах, который сразу же использовали его оппоненты. Один из ассистентов Дюма допустил ошибку при анализе образовавшихся продуктов, из-за которой получалось, что не только водород, но и сами атомы углерода полностью замещаются хлором, причем образовавшиеся вещества при этом сохраняют все свойства органических соединений. Дюма, не проверив экспериментальные данные, поспешил сообщить об этом в печати. Вёлер не упустил случая поддеть Дюма. Он написал шуточную статью, в которой сообщалось, что в результате замещения хлором всех элементов в уксуснокислом марганце якобы удалось получить желтое кристаллическое вещество, что в Лондоне уже бойко торгуют тканью, состоящей из одного хлора, которая пользуется большой популярностью, поскольку изготовленные из нее ночные колпаки и подштанники особенно хороши. Свою работу в качестве шутки Вёлер послал Либиху, совсем не думая о публикации. Юстус же, не поставив Вёлера в известность, решил напечатать его статью, представив как серьезную научную работу, поступившую из Франции, сделав к ней собственные добавления и снабдив выдуманной подписью и заглавием. Статья под названием «О вечной песне о замещениях» вышла в свет в 1840 г. Намек на розыгрыш давала лишь подпись под статьей – S.C.H.Windler. Дело в том, что немецкое слово Schwindler в переводе означает «обманщик», «мошенник». Эта публикация вызвала много веселых толков в научных кругах, но так как в главном Дюма оказался прав, то под натиском фактов от теории радикалов пришлось все же отказаться. Ее сменила теория типов, развитая в 1840–1950-х гг. французскими учеными Жераром и Лораном. Либих же, потрясенный неудачей с теорией радикалов, вскоре отошел от научной полемики о структурной теории.

Материал подготовил
С.И.РОГОЖНИКОВ