Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Химия»Содержание №22/2000

итоги xx столетия

Химические элементы.

Достижения и перспективы

Определение, которое дал химической науке Д.И.Менделеев, до сих пор остается правильным и точным: «Химия – это учение об элементах и химических соединениях». Химические элементы являются фундаментом всей химии, поскольку из них состоят все известные на сегодня химические соединения (в настоящее время их более 14 млн), а также все те, которые будут когда-нибудь получены.

Основную часть периодической системы многие вполне справедливо воспринимают как перечень элементарных «кирпичиков», из которых построены предметы окружающего мира. Однако не следует рассматривать химические элементы только как «строительный материал» для конструирования молекул, поскольку в чистом виде они имеют заслуги ничуть не меньшие, чем миллионы полученных из них соединений, и исключительно широко применяются в современном мире (см. об этом подробнее: Химические элементы в повседневной жизни. «Химия», 1998, № 42).

Уважая строгую терминологию, отметим, что химический элемент – это латинский символ в периодической системе либо конкретный атом, а вот получить и провести последующие исследования можно не с химическим элементом, а только с так называемым простым веществом, состоящим из атомов одного типа. В англоязычной литературе проще: и то, и другое в ней называют одним словом – element. А потому далее будем пользоваться русским аналогом этого слова в широком смысле.

Подводя итоги столетия, прежде всего рассмотрим, как происходило в нынешнем столетии заполнение периодической системы новыми элементами. К концу предыдущего столетия в таблице Д.И.Менделеева находилось около 80 элементов. Начало ХХ в. было ознаменовано присуждением Нобелевской премии У. Рамзаю за открытие инертных газов (1904); однако далеко не всегда такое событие отмечалось столь торжественно. Получение еще только двух элементов – радия и полония – было отмечено таким же образом (М.Склодовская-Кюри, Нобелевская премия 1911 г.).

В 1927 г. был получен рений. Это был своеобразный этап в истории открытия новых элементов, поскольку рений был последним стабильным химическим элементом, найденным в природе. Далее все стало намного сложнее, т. к. все последующие элементы можно было получить исключительно с помощью ядерных реакций.

Достаточно много времени ушло на то, чтобы заполнить четыре пустующие ячейки в середине таблицы до урана (см. об этом: Ошибки и заблуждения в истории химии. «Химия», 1999, № 8). Технеций – элемент № 43 – был получен в 1937 г. при длительном облучении ядрами тяжелого водорода (дейтерия) пластинки из молибдена. Элемент № 87 – франций – в 1939 г. был обнаружен в продуктах радиоактивного распада природного актиния. Элемент № 85 – астат – удалось получить в 1940 г. при бомбардировке висмута ядрами гелия. Элемент № 61 – прометий – выделили в 1945 г. из продуктов деления урана. Далее с помощью реакций ядерного синтеза началось постепенное заполнение 7-го периода таблицы элементами, следующими за ураном. Последним химическим элементом, получившим название, стал № 109. Элементы с № 110 и далее обозначают только порядковыми номерами.

Сейчас уже можно сказать, что ХХ столетие завершается не менее торжественно, чем начиналось. В декабре 1998 г. в Дубне был получен новый элемент – № 114 – при облучении изотопа плутония пучком ускоренных ионов кальция. Если просуммировать количество протонов двух взаимодействующих ядер – плутония и кальция, то получим 94 + 20 = 114. Это и соответствует элементу № 114. Однако получившееся ядро, масса которого 244 + 48 = 292, оказалось нестабильным. Оно выбрасывает три нейтрона и образует изотоп Предварительные расчеты показывали, что элемент № 114, а также недостижимые пока элементы № 126 и № 164 должны попадать в так называемые острова стабильности. Относительно элемента № 114 это подтвердилось. Время его жизни более 0,5 мин, что составляет очень большую величину для такого сверхтяжелого атома. В 1999 г. в лаборатории г. Беркли (США) был получен элемент № 118 при бомбардировке свинца ионами криптона. Время его жизни – миллисекунды. При распаде он образует новый нестабильный элемент № 116, который быстро превращается в более устойчивый элемент № 114.

Итак, на сегодня периодическая система завершается 118-м элементом. Эксперименты по синтезу новых элементов необычайно трудоемки и достаточно длительны. Дело в том, что, проходя через электронные оболочки атомов, ядра-снаряды тормозятся и теряют энергию. Кроме того, ядро, образовавшееся при слиянии, чаще всего распадается на два более легких ядра. Лишь в редких случаях оно испускает несколько нейтронов (как, например, при получении элемента № 114) и образует нужное тяжелое ядро. Несмотря на трудности, эксперименты, направленные на синтез новых элементов, продолжаются.

Рассматривая все богатство накопленных к настоящему моменту химических элементов, попробуем подвести итог столетию. Проведем своеобразное состязание между всеми известными на сегодня химическими элементами и попробуем определить, какие из них оказались в ХХ в. самыми значимыми. Иными словами, отметим лишь те элементы, которые более всего способствовали повышению уровня цивилизации и развитию прогресса.

Очевидных лидеров всего два. Первый – это уран, создавший совершенно новую научную дисциплину – ядерную физику и предоставивший человечеству громадные запасы энергии. Многим, вероятно, покажется такое лидерство спорным. Уран дал человечеству ожидание мрачных последствий применения ядерного оружия, аварии атомных электростанций (АЭС) и проблемы утилизации ядерных отходов.

Все эти опасения вполне обоснованны, однако рассмотрим вопрос более детально.

Что касается угрозы применения ядерного оружия, то эту проблему человечество постоянно держит в поле своего зрения. Все вопросы, связанные с полным запрещением производства и применения такого оружия, неизбежно придется решать и в будущем. Более сложным и спорным является вопрос о применении ядерной энергии в мирных целях. Чернобыльская катастрофа 26 апреля 1986 г. привела к тому, что у всех людей тревожно сжимается сердце при словах «радиация» и «облучение». Во всем мире пошатнулось доверие к ядерной энергетике.

Не следует ли вообще отказаться от АЭС? Вначале казалось, что так и произойдет. Многие страны стали пересматривать необходимость строительства новых станций. Проведенные референдумы показывали: большинство людей считает, что надо отказаться от использования атомной энергии. Однако спокойный трезвый анализ всего произошедшего постепенно привел к иным выводам. По аварийности АЭС стоят практически на последнем месте среди всех современных источников, производящих электроэнергию в больших количествах. Более того, количество смертных случаев при эксплуатации АЭС несколько ниже, чем даже в пищевой и ткацкой отраслях промышленности.

Эта картина не изменилась и при учете последствий чернобыльской аварии, крупнейшей за всю историю развития атомной энергетики. Произошла она прежде всего из-за грубейшего нарушения правил эксплуатации: в реакторе находилось недопустимо малое количество кадмиевых стержней, тормозящих реакцию. Кроме того, станция не имела защитного колпака, предотвращающего выброс радиоактивных веществ в атмосферу. В итоге реализовался один из самых худших вариантов. Тем не менее выброс в атмосферу радиоактивных веществ не превысил 3,5% от их суммарного количества, накопленного в реакторе. Разумеется, никто не считает, что с этим можно смириться. Системы контроля безопасности АЭС были после этого существенно пересмотрены. Основные научно-исследовательские и конструкторские разработки в настоящее время направлены на повышение их безаварийности. Управление реактором должно быть надежно заблокировано как от преступной небрежности, так и от возможных злонамеренных замыслов террористов. Кроме того, все вновь строящиеся станции будут снабжены защитными колпаками, для того чтобы исключить возможность попадания радиоактивных веществ в окружающую среду.

Никто не собирается преуменьшать опасность ядерных реакторов. Однако хотим мы того или нет, весь накопленный опыт развития цивилизации неизбежно приводит к определенному выводу.

Никогда в истории человечества не было случая, чтобы оно отказывалось от достижений прогресса только из-за того, что они представляют определенную опасность. Взрывы паровых котлов, железнодорожные и авиакатастрофы, автомобильные аварии, поражения электрическим током не привели к тому, что человечество запретило бы использование этих технических средств. В результате лишь увеличивалась интенсивность работ, направленных на повышение их безопасности. Запреты имели место только для различных видов оружия. То же самое и в случае с ядерной энергетикой.

Неужели будут строиться новые АЭС? Да, это неизбежно, поскольку уже сейчас более четверти электроэнергии, потребляемой крупными городами (Москва, Санкт-Петербург) производятся АЭС (в западных странах эта цифра выше). От этого нового вида энергии человечество уже не сможет отказаться. При надежно организованной эксплуатации АЭС, несомненно, выигрывают в сравнении с тепловыми станциями, пожирающими железнодорожные составы с углеводородным топливом и загрязняющими атмосферу продуктами сгорания угля и нефти.
Гидростанции превращают леса и пахотные земли в заболоченные участки и нарушают естественный биоритм всего живого на громадной территории. АЭС несравненно удобнее в эксплуатации. Они могут быть расположены в местах, удаленных от залежей угля и лишенных источников гидроэнергии. Смена ядерного горючего происходит не чаще чем один раз в полгода. Расход топлива можно оценить по следующему показателю. При делении 1 г изотопов урана выделяется столько же энергии, сколько при сжигании 2800 кг углеводородного топлива. Иными словами, 1 кг ядерного горючего заменяет эшелон угля.

При этом мировые запасы урана содержат аккумулированной энергии в миллионы раз больше, чем энергетические ресурсы имеющихся запасов газа, нефти и угля. Ядерного топлива хватит на десятки тысяч лет с учетом постоянно возрастающей потребности в источниках энергии. При этом углеводородное сырье можно использовать намного эффективнее для синтеза различных органических продуктов.

Сразу возникает вопрос, что делать с отходами отработанного ядерного топлива. О проблемах захоронения таких отходов слышали, наверное, многие. Проводятся интенсивные научные работы для решения этой проблемы (человечество обычно спохватывается с некоторым запаздыванием). Один из перспективных путей – строительство ядерных реакторов, воспроизводящих горючее. В обычных ядерных реакторах изотоп урана 238U является как бы балластом, основная реакция проходит при участии изотопа 235U, которого, кстати, в природном уране очень мало (менее 1%). Однако малоактивный 238U, находясь в определенном количестве в ядерном реакторе, может захватывать часть выделяющихся нейтронов, образуя в конечном итоге плутоний 239Pu, который сам по себе является ядерным горючим, не менее эффективным, чем 235U.

Схемы многих ядерных превращений просты и наглядны. Перед символом химического элемента помещают два индекса. Верхний указывает массу ядра, т. е. сумму протонов и нейтронов, нижний – число протонов, т. е. положительный заряд ядра. При написании уравнения реакции надо соблюдать простое правило – суммарные количества зарядов протонов и электронов в обеих частях уравнения должны быть равны. Кроме того, следует знать одно из простых уравнений ядерной химии – нейтрон может распадаться на протон и электрон: n0 = p+ + e.

Вот как выглядит схема превращения 238U в 239Pu, благодаря чему удастся в будущем использовать в качестве горючего полностью все запасы природного урана:

 В первом уравнении показано, что происходит захват нейтрона ядром урана и образуется крайне неустойчивый изотоп урана. Промежуточная стадия – образование и распад неустойчивого изотопа нептуния. Во втором и третьем уравнениях происходит превращение нейтрона в протон (который остается в ядре) и электрон, который выделяется в виде b-излучения. Это традиционное название потока электронов, испускаемых радиоактивным веществом. В итоге образуется очень устойчивый изотоп плутония с периодом полураспада 24 тыс. лет, который можно использовать как ядерное горючее в тех же самых реакторах.

Итак, проблема уничтожения отходов на время отодвигается, но полностью не снимается, однако и она в принципе разрешима.

При работе реактора происходит распад ядра урана с образованием радиоактивных изотопов различных элементов с меньшей массой. Основные – это изотопы кобальта 60Со, стронция 90Sr и цезия 137Cs, прометия 147Pm, технеция 99Tc. Некоторые из них уже нашли применение, например, при лечении опухолей (кобальтовые пушки), для предпосевной стимуляции семян и даже в криминалистике. Другая область применения – стерилизация продуктов питания и медицинских препаратов, поскольку испускаемые этими изотопами b- и g-излучения не приводят к появлению радиоактивности в облучаемом веществе.

Очень привлекательна возможность создавать на основе таких b-излучателей источники электроэнергии. Под действием b-лучей (т. е. потока электронов) в полупроводниковых веществах, таких, как кремний или германий, возникает разность потенциалов. Это позволяет создавать, например на основе изотопа 147Pm, долговременные источники электрического тока, работающие без подзарядки много лет.

Ядерный реактор можно использовать так же, как своеобразную реакционную колбу для направленного синтеза изотопов различных элементов, помимо тех, которые образуются при самопроизвольном распаде. Различные вещества помещают в специальных капсулах в ядерный реактор, где они интенсивно облучаются нейтронами, в результате чего образуются соответствующие изотопы. Получаемые таким образом g-активные изотопы тулия и иттербия, а также образующиеся в реакторах изотопы технеция применяют для создания компактных передвижных установок, заменяющих громоздкие рентгеновские аппараты. Их можно применять не только для диагностики в медицинских целях, но и для нужд техники в целях дефектоскопии различных конструкций и оборудования.

Таким образом, радиоактивные отходы содержат достаточно заметные запасы неизрасходованной энергии, и способы ее извлечения будут в дальнейшем совершенствоваться.

Подведем итог. Уран занимает выдающееся место среди всех остальных элементов. Благодаря ему в ХХ столетии было создано новое научное направление – ядерная физика – и открыт практически неисчерпаемый источник энергии.

Вторым элементом, претендующим на исключительную роль в ХХ в., является кремний. Доказать его значимость не составит особого труда, поскольку с ним не связаны различные мрачные опасения, как в случае с ураном. Во второй половине столетия громоздкие ламповые электронно-вычислительные машины были вытеснены компактными компьютерами. Мозг компьютера – процессор – изготавливается из кристалла сверхчистого кремния. Полупроводниковые свойства кремния позволили создать на его основе миниатюрные сверхбыстродействующие вычислительные устройства, которые и легли в основу всех современных компьютеров. Разумеется, в производстве компьютеров используется масса современных технологий и различных веществ, но поскольку мы ведем речь только о химических элементах, то исключительная роль кремния очевидна.

Ясно, что мы находимся сейчас в начальной стадии мощно развивающегося процесса – ураганного распространения компьютеров буквально во всех областях деятельности человека. Это не просто этап технического прогресса. Наблюдаемый результат впечатляет сильнее, чем в случае с ураном, поскольку происходит не только развитие новых технических средств, но и изменение стиля жизни и образа мыслей человечества.

Компьютеры решительно и энергично входят в дома, покоряя каждого члена семьи, в особенности молодое поколение. На наших глазах происходит в какой-то степени процесс перестройки человеческой психологии. Компьютеры постепенно оттесняют телевизоры и видеомагнитофоны, поскольку большинство именно им отдает большую часть свободного времени. Они открывают удивительные возможности для творчества и досуга.

Возможности компьютеров необычайно велики, и потому они становятся незаменимыми в работе ученых, писателей, поэтов, музыкантов, дизайнеров, шахматистов, фотографов. Они полностью покорили поклонников головоломок и стратегических игр, а также желающих изучать иностранные языки и любителей домашней кухни. Всемирная информационная сеть Интернет буквально удвоила возможности компьютеров. Стали доступными любые информационные и справочные источники, литературные и энциклопедические издания; но появилась исключительная возможность для общения людей, связанных общими интересами. В результате большинство испытывает к своему компьютеру чувство привязанности, сравнимое с любовью к домашним животным.

Нельзя не отметить дополнительные достоинства кремния, основанные на его полупроводниковых свойствах. Об одном из них мы упомянули несколько ранее. Это возможность превращать b-излучение в электроэнергию. Второе очень ценное свойство реализовано в солнечных батареях – возможность превращать дневной свет в электрическую энергию. В настоящее время это используется в маломощных устройствах, например в калькуляторах, а также для энергоснабжения космических аппаратов. В недалеком будущем более мощные солнечные батареи найдут широкое применение в быту.

Таким образом, кремний частично вторгается даже в область энергетики, где лидером является уран. Итак, второй победитель нашего состязания – кремний, открывший эру полупроводников и компьютерных технологий.

Соревнование между химическими элементами можно устроить по другим параметрам. Поставим вопрос иначе. Какой из химических элементов (напомню, что химические соединения мы не рассматриваем) более всего потребляет человечество? Очевидно, тот, который более всего производит. Для того чтобы соревнование было справедливым, снимем эффект различия атомных масс у элементов, будем их считать поштучно, т. е. рассмотрим объемы производства, выраженные в молях.

Ниже приведены в порядке возрастания среднегодовые объемы производства (в молях) некоторых наиболее потребляемых элементов (уровень 1980-х гг.):

W – 1,4•107; U – 2•108; Si – 2,8•108; Mo – 6•108; Ti – 6,3•108;
Mg – 8•109; Cu – 1,2•1011; Al – 4,4•1011; O – 1•1012; Cl – 1,2•1012;
S – 1,7•1012; N – 5,1•1012; Fe – 1,2•1013; H – 3•1013; C – 3,3•1013,

Углерод занял главенствующее место благодаря каменноугольному и нефтяному коксу, потребляемому прежде всего металлургией. Алмазы и графит составляют лишь незначительную часть от всего производимого и добываемого углерода. Водород вполне закономерно занял второе место, поскольку области его применения необычайно разнообразны: металлургия, нефтепереработка, химическое и стекольное производство, а также ракетная техника. Железо в нашем конкурсе заняло почетное третье место, несмотря на достаточно высокую атомную массу.

Напомню, что мы сравниваем производство элементов, выраженное в молях. Если бы проводилось сравнение в массовом выражении, то железо оказалось бы бесспорным лидером. Оно известно человечеству с древнейших времен, и его роль в развитии прогресса постоянно возрастала. Образно говоря, упомянутые выше уран и кремний можно сравнить со вспыхнувшими новыми звездами на небосклоне ХХ столетия, в то время как железо – надежное светило, озаряющее весь путь цивилизации в течение многих веков. Железо – стержень всей современной индустрии, и можно полагать, что эта его роль сохранится и в XXI в.

Интересно сравнить полученный выше ряд с распространенностью элементов на земном шаре. Вот восемь наиболее распространенных элементов (в порядке возрастания их мольного содержания): Na, Fe, H, Mg, Ca, Al, Si, O. Очевидно, что закономерность иная. Природе не удалось навязать человечеству свои правила игры. Мы потребляем больше всего не то, что имеется в максимальном количестве, а то, что диктуют нужды прогресса.

Возможности химических элементов исчерпаны далеко не полностью. Интересно, какие из них окажутся самыми значимыми в ХХI в.? Вряд ли такое возможно предугадать. Предоставим решать этот вопрос и подводить итоги тем, кто будет встречать 2101 г.

Вновь вернемся к периодической системе – замечательному каталогу химических элементов. В последнее время ее чаще изображают в форме развернутой таблицы. Такая конфигурация несравненно более наглядна и удобна. Горизонтальные ряды, называемые периодами, стали длиннее. В таком варианте присутствует уже не восемь групп элементов, как ранее, а восемнадцать. Исчезает термин «подгруппы», остаются только группы. Все однотипные элементы (они отмечены индивидуальной раскраской фона) расположены компактно. Лантаноиды и актиноиды, как и прежде, размещены в отдельных строках.

Теперь попробуем заглянуть в будущее. Как будет заполняться периодическая система далее? Показанная выше таблица заканчивается актиноидом лоуренсием – № 103. Рассмотрим нижнюю часть таблицы более подробно, введя в нее элементы, открытые в последние годы.

Химические свойства полученного в 1998 г. элемента № 114 можно ориентировочно предсказать по положению в периодической системе. Это – непереходный элемент, находящийся в группе углерода, и по свойствам должен напоминать свинец, расположенный над ним. Впрочем, химические свойства нового элемента недоступны для непосредственного изучения – элемент зафиксирован в количестве нескольких атомов и недолговечен.

У последнего полученного на сегодня элемента – № 118 – целиком заполнены все семь электронных уровней. Поэтому вполне естественно, что он находится в группе инертных газов – над ним расположен радон. Таким образом, 7-й период таблицы Менделеева завершен. Эффектный финал столетия!

В течение всего ХХ в. человечество в основном заполняло именно этот седьмой период, и сейчас он простирается от элемента № 87 – франция – до недавно синтезированного элемента № 118 (некоторые элементы в этом периоде пока не получены, например № 113, 115 и 117).

Наступает момент в определенном смысле торжественный. С элемента № 119 в периодической системе начнется новый, 8-й период. Вероятно, это событие украсит начало следующего столетия. Схема постепенного достраивания электронных оболочек в общих чертах ясна. Все будет воспроизводиться по уже известной системе: в определенный момент появятся f-элементы, соответствующие лантаноидам, а далее – аналоги d-элементов, называемых переходными. Самое интересное, что у элементов 8-го периода начнет заполняться также новый, не существующий у всех на сегодня полученных элементов g-уровень. Итак, появятся g-элементы, не имеющие аналогов в известной нам на сегодня периодической системе. Есть основания полагать, что они будут предшествовать f-элементам.

Внимательное рассмотрение периодической системы позволяет обнаружить в ней определенную стройность, которая заметна не сразу. Именно благодаря этой стройности система имеет некоторую предсказательную силу. Подтвердим это несколькими примерами.

Поставим вопрос: сколько будет ожидаемых g-элементов в 8-м периоде? Простой расчет позволяет это выяснить. Вначале вспомним, что электроны располагаются на определенных уровнях. Количество возможных уровней для каждого элемента соответствует номеру периода. Электронные уровни делятся на подуровни, называемые орбиталями и обозначаемые буквами латинского алфавита s, p, d, f. Каждый новый подуровень может появиться только в установленный момент, когда атомный номер достигает определенной величины. На каждом подуровне (или, иначе говоря, на каждой орбитали) может расположиться не более двух электронов. s-Орбиталь у каждого элемента может быть только одна, на ней либо один, либо два электрона. р-Орбиталей может быть три, стало быть, на них максимально возможное число электронов – шесть. Почему р-орбиталей может быть только три? Это определяется законами квантовой механики. В нашей беседе мы сосредоточиваться на этом не будем. d-Орбиталей может быть только пять, значит – 10 электронов.

Групповые названия элементам дают в соответствии с названиями орбиталей. Элементы, у которых происходит заполнение электронами s-орбиталей, называют s-элементами, если заполняются р-орбитали, то это р-элементы, и так далее. Все это хорошо видно на таблице, где для каждого типа элементов дана соответствующая окраска фона. Таким образом, в каждом периоде таблицы присутствует по два s-элемента, по шесть p-элементов и по десять d-элементов. Проверьте эту простую закономерность по таблице (d-элементы появляются впервые только в 4-м периоде).

Вероятно, вы заметили, что количество возможных орбиталей при переходе от s- к p- и d-орбиталям имеет простую закономерность. Это ряд нечетных чисел: 1, 3, 5. Как, по-вашему, сколько существует возможных f-орбиталей? Логика подсказывает, что семь. Так оно и есть, и на них может разместиться максимально 14 электронов. Значит, f-элементов в одном периоде может быть только 14. Именно таково число лантаноидов в таблице. Актиноиды тоже f-элементы, и их тоже 14. Теперь основной вопрос: сколько может быть g-орбиталей? Продлим мысленно ряд чисел: 1, 3, 5, 7. Стало быть, g-орбиталей – девять, а число возможных g-элементов – 18.

Итак, мы ответили на поставленный выше вопрос. Экспериментально все это может быть подтверждено только в отдаленном будущем. Какой же будет номер у самого первого g-элемента? Однозначно ответить пока невозможно, поскольку порядок заполнения электронных уровней может быть совсем не тот, что в верхней части таблицы. По аналогии с тем, в какой момент появляются f-элементы, можем предположить, что это будет элемент № 122.

Попробуем решить другой вопрос. Сколько же всего будет элементов в 8-м периоде? Поскольку прибавление каждого электрона соответствует появлению нового элемента, то просто надо сложить максимальное число электронов на всех орбиталях от s до g: 2 + 6 + 10 + 14 + 18 = 50. Долгое время так и предполагали, однако компьютерные расчеты показывают, что в 8-м периоде будет не 50, а 46 элементов.

Итак, 8-й период, который, как мы полагаем, начнет заполняться в XXI в., будет простираться от элемента № 119 до № 164. Впрочем, открытие нового элемента – вещь ожидаемая, но не всегда предсказуемая, и потому надо быть готовым к тому, что элемент № 119 будет получен еще до того, как эта статья попадет в руки читателю, что придаст еще большую торжественность моменту наступления нового века.

Внимательное рассмотрение периодической системы позволяет отметить еще одну простую закономерность. р-Элементы впервые появляются во 2-м периоде, d-элементы – в 4-м, f-элементы – в 6-м. Получился ряд четных чисел: 2, 4, 6. Эта закономерность определяется правилами заполнения электронных оболочек. Теперь вам должно быть понятно, почему g-элементы появятся, как уже было сказано выше, в 8-м периоде. Простое продолжение ряда четных чисел! Существуют и более дальние прогнозы, но они основаны на достаточно сложных расчетах. Например, показано, что в 9-м периоде будет всего 8 элементов, как во 2-м и 3-м, что несколько неожиданно.

Очень интересно, существует ли теоретически последний элемент периодической системы? Современные расчеты ответить на этот вопрос пока не могут, так что он наукой еще не решен.

Мы достаточно далеко зашли в наших прогнозах, может быть, даже в XXII в., что, впрочем, вполне объяснимо. Попытаться бросить взгляд в отдаленное будущее – вполне естественное желание для каждого человека, особенно в тот момент, когда происходит смена не только столетия, но и тысячелетия.

 М.М.Левицкий